Муха Сергеевна — блистательный полёт

Мастерская Руслана Сергеева в Иерусалиме

Встреча бешеной радуги

 

Моя весна начиналась в иерусалимском районе Армон ха-Нацив, заложенном англичанами в прошлом веке, во времена израильского правления. Его кварталы расположены на холме с панорамными видами на Иерусалим: тут много смотровых площадок, буквально на каждом шагу.

 

Панорама ИерусалимаНовые кварталы Иерусалима

Каждый день, как бесстрашный корсар, я бороздила окрестности в поисках добычи. Щёлкала фотокамерой без разбора, периодически рискуя грохнуться в преисподнюю:  вход в неё как раз неподалёку. Иногда случались открытия, любопытные для ландшафтно-дизайнерской деетельности — есть и в Иерусалиме достойные сады и парки.

 

Благоустройство в ИерусалимеРазноцветные фигуры на холме

Однажды за впадиной застроенного новенькими домами оврага, на языкастом мохнатом холме мы углядели колонию непонятных существ. Выгнув бока, раздувшись как мыльные пузыри, вдали расположились, плотно друг к другу, фигуры диковинных очертаний. На фоне светлой коробки безликого многоквартирного дома странные конструкции полыхали цветами взбесившейся радуги. Местный луна-парк? Только вот странно: почему на окраине, на отшибе? В совсем не туристическом месте…

 

Полёт Мухи Сергеевны

 

Этим прохладным вечером солнце, беспомощно путаясь в тучах, грозящих в любую минуту просыпаться мелким противным дождём, откатывалось за горизонт. 

Мы прогуливались по Тальпиоту привычным и близким от дома маршрутом, готовые, в случае непогоды, быстро вернуться в квартиру. Сомнительный парк набившихся в кучу аттракционов маячил в тумане за огромным, как марсианская впадина, котлованом. 

На мгновение из-за тучи, будто вырвавшийся из вавилонского плена невольник, пробился ослепительный луч. Он почти сразу исчез, повинуясь хранителям мрачного неба. Но успел вспыхнуть и озарить — в миллион тысяч ватт, залить холм ярким светом...

Остров-град на отшибе ослепительно заблестел, будто в хрустальной призме. И закружился, распадаясь на искры кристаллов, похожих на стаю взмывающих божьих коровок.

Мы замерли, позабыв про дожди. Это специально для нас открылся волшебный портал, распахнулись небесные ставни и сам высший разум наметил путь. Словно ведомые дудочкой крысолова, мы завороженно двинулись к цели.

 

Ландшафтная мастерская в ИерусалимеМастерская ландшафтной скульптуры

Остров на холме оказался вовсе не детской площадкой, и даже не парком аттракционов. На плато, парящим над кривобоким обрывом, стояли, хаотично раскиданные, огромные, величиной с двухэтажный автобус, фрагменты неизвестных миру существ.

Разрозненные, порубленные на куски биоморфные тела иноземных пришельцев предстали в мрачном свете заката. Это потерпевший крушение звездолёт свалил, как попало, на иерусалимском холме останки экипажа.

Осторожно, дабы не разгневать монстров, меленькими шажками подобрались мы поближе — готовые в любой момент кинуться наутёк. Но за зловещими глыбами разглядели обычную человеческую, замызганную раствором, передвижную бетономешалку. Рядом с ней, ещё не остывшей от недавней работы, валялись ржавые трубы, куски арматуры и стояли большие мешки с песком. На острове явно теплилась рабочая жизнь.

 

Ландшафтные фигуры в мастерской

Гипертрофированное нагромождение разнузданных форм оказалось скульптурами из бетона — разной степени завершённости. Едва вылупившиеся «крошки», весом по две-пять-десять тонн, неопытные и недозрелые новорождённые малыши взирали на мир восторженно. Ластились, словно зверята контактного зоопарка, хотели забраться на ручки.

 

Ландшафтные фигуры в мастерской

В сторонке, видать залетела специально, уверенная и бывалая, будто стреляный воробей, оттопырив бесстыдно зад, пристроилась старая наша приятельница — тель-авивская дрозофила. Муха Сергеевна — так мы её прозвали, обитала здесь явно давно. Конечно, ей быстрее: она ж напрямую, и знает дорогу…

Вот только вид что-то сильно потрёпанный, как у дворового кота после хорошей драки. А в Тель-Авиве блистала, как ангел сияющей красоты! Что с ней? Неужто собаки задрали? Мы заприметили тут бродячую стаю...

На библейском холме в Тальпиоте круг замкнулся, всё возвратилось — опять мы и муха. Осенило: остров-град и есть мастерская художника. А мы отыскали Руслана Сергеева!

 

Красота спасёт мир!

 

Ландшафтный дизайн, как марсианская впадина, до сих пор вызывает кучу вопросов. И главный из них: заказывать красоту или, как прежде, созерцать из окна картофельные поля и грядки с капустой, натыканными кустами крыжовника? В мире всё так неспокойно... враг у стен города, конец света и жуткий голод маячат на горизонте…

Но живём-то здесь и сейчас. И мы же не варвары... Это они, не выращивая садов, брали только пригодное в пищу, оставляя земли в природной дикости и разорёности.

В христианской культуре прототип сада — это Эдем. Но в Библии есть и другой образ рая — небесный город Иерусалим. И вот в Израиле, даже в осаде выращивают сады, люди живут по-человечески.

Работы Руслана Сергеева очень востребованы. Народ верит в старую истину: красота спасёт мир… и любовь.

 

Наше интервью с ландшафтным скульптором из Иерусалима Русланом Сергеевым читайте на Гарденер

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

14+

Яндекс.Метрика