Лиссабон — проверка на оптимизм

Скульптуры из металла на фоне полукруглых ступеней и кипарисов

Все, кто узнавал про наши планы посетить Лиссабон, в ходе последнего, практически кругосветного или, как минимум, круго-европейского путешествия, реагировали как-то неоднозначно, хоть и по-разному. Россияне удивлялись — что мы там позабыли, и что нас вечно несёт на край географии? Что поразительно — они были недалёки от истины. Действительно, в окрестностях Синтры есть удивительное место — скалистый Мыс Рока, маяк на вершине горы в клочьях тумана, самая западная точка европейского континента — которая долгое время этим самым краем света и считалась.

Итальянка Эмина, провожая нас из Милана, радовалась бурно в предвкушении португальских приключений, неустанно припевая: "Лисбоа-а-а....Лисбоа-а-а... Ох-ах-Ох... Лисбоа-а-а..." Всем своим видом намекая — ждут нас там сады невиданный красоты, теплынь пренепременная, практически тропическая, в разгар, хоть и мягкой, по-европейски, но зимы. И, как непреложное дополнение: океан, портвейн, яркие краски дивной природы, старинные трамвайчики, мозаика, неприступные крепости и много всего интересного.

Искушённая путешественница Эмина оказалась-таки права, только вот мы этого сразу не уразумели. Не так-то прост Лиссабон, как может показаться с первого взгляда. Планируемая неделя прогнозировалась дождливой и уже одно это обстоятельство размывало всё настроение — прогулки по паркам и фото сессии под дождём... брры-ы... как нам думалось поначалу. Но, пролетая над облаками и нарезав парочку кругов над Лиссабоном, пока наш самолёт пристраивался на посадку, снизошло озарение — не так уж и сыро в Лиссабоне, как можно предположить, а синоптики просто сговорились не пустить нас сюда. Из окна самолёта, за вполне мирного вида тучками, хорошо просматривались поселения — скученные в островки домики, разбросанные среди пышной зелени, живо напоминающие инсталляции Дитера Рота, представленные его сыном в незабвенном Ангаре Бикокка (Hangar Bicocca). И все наши помыслы, с тем же мотивом, что у Эмины, но совсем не в унисон ей, словно заезженная пластинка, были лишь о покинутом, некстати, Милане.

Лиссабон же, вернее его аэропорт, встретил нас солнечной погодой и, что сразу бросилось в глаза, целым полем клевера. Будто радушный хозяин, бросивший к трапу самолёта цветущий ковёр для желанных гостей. Видно какие-то неведомые силы были очень даже не прочь приоткрыть нам тайны портового города, назло всем прогнозам мира. Интересно, что ничего похожего мы больше не встречали в португальских скверах и парках. Скромный цветущий клевер и такой эффект! Ну это-то и не удивительно — в родной России, которую я лично полюбила ещё больше после Португалии, в самом разгаре долгая, морозная, наполненная русским драматизмом, снежная зима.

Первое впечатление от Лиссабона — до процветания там далеко. Дома, хоть и реконструируются, но много ободранных и обветшалых строений. И жители, хоть и вполне приветливы с туристами, особенно на фоне московского гостеприимства, но до средне-европейского благополучия явно не дотягивают — сильно озабоченные, после Милана.

Понадобилось время, чтобы мы, пленённые Италией, смогли разглядеть в старинных руинах и узких улочках страны великих мореплавателей, растопившие лёд в наших сердцах, сокровища. И лёгкие итальянские мелодии Орнеллы Ванони немного потеснились, выделив местечко и для искренней страсти "королевы фаду" Амалии Родригеш.

Деревья с пышной зелёной кроной вдоль дороги с машинами и домаДеревья с раскидистой кроной серебристого цвета и скамейка

Деревья с оранжевыми круглыми плодами в рядовой посадкеХвойное дерево с пышной кроной и розово-цветущие растения в его основании

В городском озеленении Лиссабона преобладают палисандры или, как их ещё часто называют, жакаранды. А может нам так показалось, потому что в районе, где мы проживали, было множество палисандровых аллей. Большие раскидистые деревья с ажурными листьями, похожими на вайи папоротников. В феврале они стояли просто зелёные, а кругом валялись маленькие плодики — округлые одревесневшие семенные коробочки. Аромат головокружительный, особенно к вечеру, когда мы возвращались после приключений. И заметьте — это без цветов. А что там будет в период активного цветения — можно только вообразить. У меня же Лиссабон теперь ассоциируется именно с жакарандами.

Есть мнение, что правильно посаженные возле зданий палисандры могут значительно уменьшить затраты на кондиционирование воздуха. Наверняка потому их так близко и часто садят вдоль многоэтажных домов. Вот только интересно — все ли хорошо переносят столь насыщенный аромат? В нашей компании к этому вопросу было неоднозначное отношение.

Кроме палисандров в садах, парках и городских скверах активно используются оливы, сосны, мандариновые деревья, кипарисы. Но самое впечатляющее — видеть пальмы в компании с хвойными деревьями.

Практически всю неделю в Лиссабоне шёл дождь. Но, и это действительно поразительно, трудно было первые пару дней. А потом мы так привыкли, что воспринимали его как обязательное приложение. К тому же, как известно, во всём есть свои плюсы. И именно благодаря сырой погоде наши фотографии получились довольно приличными. А с зонтами мы так прочно срослись, что прихватили эту ценность в Голландию и Польшу и уже там вызывали недоумение у местных жителей, таская их повсюду за собой.

Двух этажный особняк на оживлённой улицеЛепнина в основании балкона

Скульптура и барельеф на балконеУзкая улочка и обшарпанные фасады зданий

Облик современного Лиссабона сформирован постройками XVIII века. В 1755 году здесь случилось страшнейшее землетрясение, аккурат в День Всех Святых. Уцелел лишь старинный мавританский район Алфама и небольшая часть Белена.

Бельё на верёвке и здания вдоль узкой улочкиКрасивые фасады домов и площадь с движением машин

Здание с белым фасадом и кованными элементамиФасад с резными колоннами и красивыми балконами

На фасадах лиссабонских домов явно прослеживаются общеевропейские архитектурные веяния — романский, готический стиль, барокко и классицизм. Интересны и некоторые стили, которые присущи лишь этой стране — мануэлино — португальский вариант поздней готики, и помбалино — смесь позднего барокко и классицизма.

Орнамент из одинаковых плиток с преобладанием синего цветаВторой этаж здания облицован разноцветной плиткой

Здание с фасадом из разноцветной плиткиНа разрушенной стене панно из разноцветной плитки

Но самое интересно в отделке португальских фасадов — это азулежуш. Это благоприобретение досталось Португалии от арабов. “Al-zulej” означает, по-арабски, маленький полированный камушек, и именно арабы додумались облицовывать изразцами фасады своих домов. Португальцам такое изобретение пришлось по душе и они развили мысль — роспись по плитке и керамике — здесь весьма популярны. А модные стили сменяют друг друга в скоростном режиме, не отставая, порой, от капризной моды на человеческие наряды.

Интересные украшения для стен в технике азулежуш мы нашли на стене из дикого камня, которая огораживает Ботанический сад в районе Белем (Jardim Botanico Tropical). Небольшие квадратные плиточки, разукрашенные в разные цвета, выложены в виде петушка — символа Португалии. И сочетание это — древность стен, устоявших во время коварного землетрясения и современные веяния изразцовой техники — смотрятся очень колоритно. Впрочем, как и весь Лиссабон.

Полоска городской улицы розового цвета между серыми домамиУлица с мощением серой плиткой и аркой между домами

Крутая дорожка- подъём с переходом в ступенькиУличные музыканты с инструментами на фоне витрины магазина

Нижняя часть города Байша (Baixa) — элегантна и нарядна. Здесь сосредоточены банки и маленькие магазинчики. Улочки, хоть и по европейски узенькие, но прямые, временами переходящие в лестницы — ничего не поделаешь: Лиссабон выстроен на холмах. После памятного землетрясения здесь сохранилась только Триумфальная арка, увенчанная аллегорией Славы, коронующей фигуры Гения и Мужества. И это единственное, что осталось от королевского дворца XVI века.

Улочки в нижнем городе заслуживают особого упоминания. Ни в одной стране мне пока не случилось увидеть такого разнообразия орнаментов в городском мощении. А одну из них даже выкрасили в розовый цвет — проект Хосе Адрайо в рамках городской программы по реконструкции района Кайш-ду-Содрэ. Вдоль неё принято устривать художественные выставки.

И фаду, царством которого считается ночь. Но уличным музыкантам дневной свет не помеха — грустить и грезить.

Петля из трамвайных рельсов между домамиТрамвай жёлтого цвета на узкой улочке между домами

Лиссабонский трамвай — это отдельная песня. Даже на вполне современных улицах Байши сделаны специальные петли для разворота трамваев, а уж что творится в старой Алфаме! Этот крошка, которому наверняка больше сотни лет, запросто маневрирует по запутанным кривым улочкам, среди старых домов с фасадами, увешанными настиранным бельём, рассекая по маленьким дворикам в миллимитровой близости от припаркованных машин, словно каравелла эпохи знаменитых мореплавателей, во времена, когда Лиссабон царствовал на море и диктовал свою волю половине мира. У нас захватывало дух от такого путешествия, как и у большей части пассажиров, отмеченных блаженной туристической улыбкой. Но только не у местных бабушек, которые запросто пользуются трамваем для передвижения по городу. Этот трамвайчик, хоть и раритет, но вполне себе трудоспособная транспортная единица.

Металлическое сооружение между домами с ажурной отделкойВид сверху на площадь с памятником и крыши домов

Сад на крыше и вид на рекуВид на крыши домов и стены крепости среди пышных деревьев

И ещё одна транспортная единица — ажурный подъемник Санта-Жушта (Elevador de Santa Justa). Столь изысканное металлическое сооружение было построено учеником Эйфеля, Раулом Межньером ди Понсардом, в 1902 году. Наряду с трамваями он исправно служит частью транспортной инфраструктуры города — связывает две улицы, расположенные на разном уровне. Да и туристы не прочь подняться наверх — с высоты 45 метров открываются прелестные виды. Калейдоскоп черепичных крыш, орнаменты дорожек, сады на крышах, южный берег реки Тежу, площадь Россио (Rossio) — оплот средневековой инквизиции, а нынче пристанище нарко-торговцев (вот что значит плохая аура у места) и даже крепостные стены Сан-Жоржи (Castelo de Sao Jorge), где уже кошки заселились в покои, когда-то служившие королевской резиденцией и тюрьмой.

Скамейки из камня на аллее паркаЯркий разноцветный цветник с геометрическим орнаметом

Здание с каскадными растениями на фоне пруда и лужайкиДорожка с углами и разное мощение на фоне лужайки

Таким я увидела Лиссабон.

Переплетение культур, эпох, стилей. Старинные аллеи и скамейки, место которым среди музейных экспанатов. Регулярные сады с напыщенными цветниками. И самый удивительный и прекрасный из всех увиденных нами современных парков — воплощенные мечты о райском саде нефтяного магната и мецената Галуста Гюльбенкяна, но это уже другая история...

 

Комментарии структурного аналитика

(Леонид Росток)


Исследование отчётов о путешествиях — это наша идея, у астрологов не встречали такого. Само по себе оно сродни лингвистическому анализу текста, для которого, с чем я согласен, важно изучение его структурной организации. Таким образом, мы находимся меж двух концепций: организация текста, как лингвистического явления, и проявления в нём свойств, выражающих душевные качества автора.

Поскольку гороскопические знаки нам известны (Лошадь-Водолей, Профессор), имеет смысл изучать то, как они проявились в тексте. А мы имеем отличный материал! Пройдём по структурам, отмечая самые яркие отпечатки свойств характера.

 

Социальная структура


Ориентация открытых знаков направляет их на экспансию вширь. Стремятся узнать обо всем на свете, но без глубоких раскопок. Прогресс для них — это  великая экспансия. Они, подобно детям, находятся в подчиненном положении к социуму, служат обществу, стараются быть общественными любимцами. Поэтому открытость очень зависима от общественного признания.

http://s-horoscope.ru/books/enciklopediya-goroskopov/socialnaya-struktura

В первом же абзаце видим, что наш автор (Лошадь по знаку) ориентируется на общественное мнение, и, наверно, проводила опросы знакомых. Пусть даже мысленно, но для неё это очень важно, вот и  сообщает нам об этом в первую очередь. Посмотрим образцы:

Все, кто узнавал про наши планы…
Россияне удивлялись...
Итальянка..., провожая нас из Милана…
вызывали недоумение у местных жителей...
У нас..., как и у большей части пассажиров…
…туристы не прочь подняться наверх…
…кошки заселились в покои...

Даже мнение кошек автору важно :)

Заметим: ссылки на общество порождают доверие читателей. Ещё они придают уверенность авторским интонациям. Вот откуда этот лёгкий налёт пафоса! Можно порекомендовать, для его снижения, использовать приёмы «заземления». Например, отделять и отдалять собственное мнение от привлекаемого со стороны одним-двумя предложениями. А лучше — абзацем. Следить, чтобы использовались, по возможности, различные понятия или чаще применять синонимы. Всё-таки пафос в чём-то сродни ложной рифме, а близкое использование в тексте одних и тех же слов создаёт подобный эффект.

 

Энергетическая структура

Энергетическая структура отвечает на вопросы: где черпать силы? Каким видят мир: светлым и радостным, либо тёмным?
Оптимисты природные должны брать энергию соответственно: плавая в реках, гуляя по степям, лесам и пустыням, взбираясь в горы. Причём, например, не море, как место общения с людьми, а море само по себе, максимально от людей очищенное. Важно, чтобы природа была чиста: чистые запахи, не запачканные пейзажи — это вернёт человека к воспоминаниям о первобытном состоянии.
Роль природных оптимистов в энергетической пирамиде: взяв энергию, где её полно (закаты, морской прибой, дождь, шелест листьев), они отдадут её драматизаторам, те "накормят" скептиков, которые дадут основу для космистов. Краски, которыми оптимисты окрашивают мир, самые радостные. Лошади легче всего выражают свое жизнелюбие в книжках для детей и музыкальных произведениях.
Природные оптимисты — ярые пропагандисты природного образа жизни, главные адвокаты природы и экскурсоводы по ней.
http://s-horoscope.ru/books/enciklopediya-goroskopov/prirodnye-optimisty-kaban-loshad-byk

Итак, смотрим оптимизм у нашей Лошади:


…не так уж и сыро в Лиссабоне…
 …за вполне мирного вида тучками…
 …что сразу бросилось в глаза, целым полем клевера…
 …неведомые силы были очень даже не прочь приоткрыть нам тайны…
 …смогли разглядеть в старинных руинах и узких улочках страны великих мореплавателей, растопившие лёд в наших сердцах, сокровища…
 Аромат головокружительный, особенно к вечеру, когда мы возвращались после приключений.
 А что там будет в период активного цветения — можно только вообразить.
 К тому же, как известно, во всём есть свои плюсы.
 …— смотрятся очень колоритно. Впрочем, как и весь Лиссабон.
 Ни в одной стране мне пока не случилось увидеть такого разнообразия орнаментов в городском мощении.
 Небольшие квадратные плиточки, разукрашенные в разные цвета, выложены в виде петушка — символа Португалии.
Этот трамвайчик, хоть и раритет, но вполне себе трудоспособная транспортная единица.
 …с высоты 45 метров открываются прелестные виды…
И самый удивительный и прекрасный из всех увиденных нами современных парков.


Оптимизм пронизан связью с природой: клевер, палисандры (жакаранды), насыщенный аромат, регулярные сады с напыщенными цветниками. Отмечаем тягу к детскости: упоминание о символе Португалии — петушок, а не петух, как сказал бы кто-то другой.

Пожалуй, можно рекомендовать проверять фразы на сложноподчинённые конструкции, и разделять их, при случае. Забегает автор вперёд своих мыслей, ох, забегает! Вот и приходится потом, себе вдогонку, разъяснять, о чём это она там говорила…  :)

Профессорский имидж особой трудности продемонстрировать не представляет: постоянно ищет опору на логику, подбирает доказательства, обоснование своих мнений.


В целом, не первый раз, замечаем особенность: хорошо просматриваются только некоторые структуры — одна-две. Наверно это определяется лингвистической структурой текста. Как говорил Ю. Никулин: «Будем искать!»

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

14+

Яндекс.Метрика