Цветущие периоды любви

Каменное сооружение розоватого цвета в в иде улитки на фоне круга с водой и растений

Первые мои впечатления от иерусалимского Сада Роз пришлись на конец зимы. Но зима эта была израильская, погода стояла довольна тёплая — даже по местным критериям. Вот в какое время меня угораздило приехать в Иерусалим! Создавалось ощущение, что природа на моей стороне — по капле растягивая удовольствие соприкосновения с загадками Святого города, я наслаждалась звуками, запахами и вкусами его, погружалась в лёгкий флёр таинственности.

В этой удивительной стране остро ощущается присутствие мистического Нечто, являющегося фоном ко всему происходящему. А фон в картине, как заметил Рубенс, и есть чуть ли не самое главное. А при ближайшем рассмотрении выходят на первый план детали. Ган-Хаавродим был одним из моих первых открытий, он запал в душу, поразил сердце, что и не удивительно — как мимо такого пройдёшь? Прогуливаясь по нему, присматриваясь к малейшим его деталям, конечно же, с определёнными целями — разобраться в структуре парка, разглядеть принципы организации декоративных композиций, понять философию Сада Роз и идеи, которые вдохновили архитекторов, меня неуклонно сопровождали мысли о необходимости оказаться в этом прекрасном месте в пору его максимальной декоративности, в апреле-мае, когда можно будет наблюдать буйное цветение главных действующих лиц — коллекционных кустов роз, собранных со всего мира. А их высажено в парке несколько тысяч!

Февраль же радовал вечно зелёными деревьями и кустарниками, стабильной декоративностью ландшафтных композиций и очаровательными уголками с уютными зонами отдыха — множеством пергол, скамеек, лёгких беседок. Розы пребывали в состоянии покоя. Только самые отчаянные экземпляры выдавали скудное одиночное цветение. Цветы совсем как люди — и среди них встречаются несогласные мириться с окружающей действительностью. Бунтари — цветут себе в удовольствие, всем февралям на зло... Или просто по тому, что им так хочется, и чихать они хотели на все законы.

И можно было только догадываться — что же увидишь тут, если оказаться, как говорится, в нужном месте и в нужное время. С тех пор это стало моей навязчивой идеей, мечтой — ни в коем разе не пропустить это самое важное время. Стоит отдельно пояснить — если кто-то ошибочно полагает, что розы в благословенном Иерусалиме пребывают в декоративном состоянии всё лето. Это совсем не так — под яростным натиском израильского солнца уже к концу мая цветение идёт на спад. Wohl Rose Park of Jerusalem — это один из немногих парков на Ближнем Востоке, где практически отсутствуют летние осадки. И хотя здесь не скупятся на полив — ведь совсем рядом Кнессет — но сил человеческих не достаёт. Или стараний — довольно часто мне случалось наблюдать ленивых местных садовников, развалившихся на мягкой травке. Впрочем, розы — такие капризницы! А всепроникающий зной легко загоняет в расслабленное состояние и лишает активности даже самых отъявленных трудоголиков, так что не будем судить их слишком строго.

Кусты с розовым цветением на фоне белых камней и стенки и дороги и светлых домов

Боясь упустить долгожданный пик цветения Розового Сада, я периодически наведывалась в Иерусалим. И сделала для себя удивительное открытие — оказывается здесь бывает поздняя весна! Вот что, казалось бы, такого? Ну почему в Израиле не может быть поздней весны? Вполне нормально, но для меня это было удивительным. Может быть ещё и потому что в моей России весна нынче также оказалась поздней. В этом удивительном Иерусалиме, центре переплетения трёх религий, полном тайн и загадок, поразительным образом отображаются мировые события и даже целые города. А у меня зародилась теория, что это мы, понаехавшие со всего мира, проецируем на святые места свой менталитет, что и находит отражение, в том числе и в природных проявлениях.

Короче говоря, апрельский Ган-Хаавродим меня даже несколько разочаровал. Вернее — мои ожидания. Я ж питала надежды в разгар весны окунуться в море зелени и цветущих розовых кустов неописуемой красоты... Зелень имела место быть, куда б ей деться — если здесь даже зимой её предостаточно. А вот розы как-то не спешили бурно распускаться. Может специально затаились? Чтобы была ещё одна причина моего возвращения? Вот не покидает меня ощущение, что это сам Иерусалим меня манит всевозможными немыслимыми способами, не позволяет вырваться из его сладких пут. И, как заколдованная, — впрочем, так оно и есть, — я возвращалась и возвращалась к месту притяжения моей Вселенной...

Пышные кусты с розовым цветением вдоль мощёной дорожки

Но час настал, старания мои не были напрасны, и «мой тайный сад», мой Ган-Хаавродим наградил сполна и одарил меня сладостными мгновениями вдохновения.

Продолжение Тайны сада нашей любви

.

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

14+

Яндекс.Метрика