Барселона: грёзы и вдохновение

Антонио Гауди, La Sagrada Familia

Манила нас Барселона. Чудилось, будто это не просто город, пусть и в другой, но, в общем-то, обычной европейской стране. А что это место несусветно мифическое — с работами Гауди на каждом шагу. На них-то мы и летели, как мотыльки — страсть, как хотелось посмотреть. Сказывалось влияние затяжной русской зимы, да и нехватка волшебных праздников в жизни.

Мечтая, представляли, как топчем каталонские улочки, заедаем креветками просоленный морской воздух, греемся на весеннем испанском солнышке. И черпаем, черпаем, черпаем вдохновение в причудливых извивах чешуйчатых строений, больше похожих на фантастических животных, чем на жилища людей.

***

 

Прославивший Гауди стиль причисляют к модерну. Хотя в точности он не вписывается ни в какие архитектурные направления. Он — эклектика: взрывчатая смесь, приправленная гением мастера, предпочитавшего человеческому общению компанию птиц и улиток.

Сам Гауди (Antoni Gaudí i Cornet) мне представлялся усатым мастеровым дядькой в длинном, до пят, кожаном фартуке, склонившимся над огромным чаном, который достался ему от предков-котельщиков. Бурлит и клокочет, надувается пузырями варево — каша из всех мировых стилей, а Гауди знай себе, замешивает, да подсыпает, будто в аквариум витаминной смеси, прикармливая своих улиток. И расползается во все стороны эклектика — в башни, колонны, карнизы. Разбухает в «пряничные» дома.

Дом с волнистым фасадом и балконамиЗамкнуты круглый двор

Крыша со слуховыми окнамиБалки и перекрытия крыши

Дом Мила (Casa Mila, La Pedrera), с волнистыми фасадами, с изобилием окон, с причудливой крышей, будто облитой растопленной на испанском солнце шоколадной помадкой. Стоит, утыканный крохотными, словно летками для птиц, слуховыми окошками. Препарированный, как та лягушка на лекции в институте, разобранный по всем косточкам на уроке истории искусств. И вот он пред нами — смотри, прикасайся, входи.

Трубы биоформы с мозаичным украшениемТрубы и дымоходы как выставка скульптур на крыше

Casa Mila, что в переводе с каталонского — жилой дом. Трудно представить, но живут в нём по сей день —  несколько квартир занимают обычные семьи. И ведь терпят, никуда не съезжают, будто несут послушание каталонскому гению: толчею возле лифта, топот на крыше, интернациональный гомон. В туристической среде это место весьма популярно. Нам пришлось заранее записываться, чтобы попасть в дом Мила.

Цветущий миндаль в весеннем парке Фонарь и храм

Фасады храма и строительные краныЛепные фасады храма

Базилика Святого Семейства (La Sagrada Familia), вся в строительных кранах, притиснутая среди простоватого вида собратьев, неказистых жилых домов. Самый посещаемый и продаваемый городской бренд, кипящий страстями библейских сюжетов. Он притягивает, будто каталонская Мекка, туристов-паломников со всего мира: поклонников даже не христианства, нет, скорее адептов селфи и инстаграма.

Высокие своды с колоннамиКолонны в виде стволов пальм

Алтарь и органВид сверху на площадь La Sagrada Familia

Ужасающе мрачный снаружи, но, как папуас, совращённый миссионером, из затерянного в лесах Амазонки дикого племени мумба-юмба, воцерковлённый и просветлённый внутри.

— Как там, этот-то, как его, самый их главный храм? Достроили уж, поди? Сколько шпилей готово? Мы лет пять назад приезжали, так всё было в лесах и туристов не подпускали, — обязательно спрашивали знакомые, услышав о Барселоне. Это про недостроенную базилику, как своего рода культурный код: дескать, и я не абы как, бывал там — отметился.

Но больше всего удивило, что в этой клоаке людских страстей, кривляний и плясок святого Витта перед фотокамерой, есть маленький и неприметной вход: в храме идёт служба. Барселона стоит на коленях, при этом печатая деньги, в прямом смысле слова — мы собственноручно отчеканили пару блестящих монеток на долгую память. Божественный промысел!

Лестница и террасаБольшая ящерица в парке

Длинная извилистая скамьяПлощадь с ограждением

Дома с белой крышейКолонны из камня подпирающие террассы

Ах, парк Гуэля (Parc Güell)… Несбывшаяся утопия — город-сад. Эстетическое озарение богатейшего каталонского магната и воплощённая мечта любого художника — творить без оглядки на смету. Впрочем, сад-таки получился. И разбежался, разлетелся по миру разноцветными амулетами-ящерками, в россыпях «драгоценных каменьев», с хвостиками, лихо закрученными в кренделя. Для города парк больше источник дохода, чем место для отдыха. Толпы туристов, желающих вознестись по фонтанной лестнице, потусить на парящей площадке, и даже, чем чёрт не шутит, отколупнуть на память кусочек керамики от скамьи-змейки, атакуют кассы и входы, растекаются очередями.

****

 

В Барселону мы прилетели из Рима с твёрдым намерением рассмотреть, изучить каждую трещинку и загибулинку всего каталонского Гауди. Жаль, что не догадались прихватить лупу. Но, как всегда в таких случаях, когда выбор велик и гадаешь с чего же начать, определиться трудно. Может Саграда Фамилия? Всего пять остановок от нас. Нет! Парк Гуэля – вот же он, рядом, в десяти минутах ходьбы от нашего мимолётного пристанища.

Уставшие до изнеможения, замученные ранними перелётами и римскими приключениями, мы бухнулись спать, уверив себя: утро вечера мудренее.

Ночью мне снились витражные окна: многоцветные, сочные, как внутри храма, с мягкой лучистой подсветкой. Они преломлялись, закручивались, как в детском калейдоскопе, затягивали меня воронкой — вот ещё миг, и растворюсь в этом радужном вихре, стану песчинкой.

Растиражирован Гауди за сотню лет. Найти ли сейчас человека, хоть раз, да не слышавшего о нём? Модный мастер, обласканный буржуями прошлого века, соревнующихся за оригинальность особняков. И сейчас, перенявши эстафету, современники продолжают гонку. Успеть, не отстать, быть как все: непременно, вы просто обязаны посмотреть Гауди!

Вспомнился мастер ландшафтной скульптуры из Иерусалима — Руслан Сергеев. Скульптор, дизайнер и керамист, творческая гремучая смесь: из металла, бетона, мозаики  лепит инопланетные образы — биообъекты, как сам же их называет. Знакомство наше случилось совсем недавно, буквально за месяц до Барселоны. Он не Гауди, он другой — но Гауди для него вершина. И  мне до жути, до чёртиков в голове, захотелось понять, ощутить эту разность и общность двух мастеров, прочувствовать на своей шкуре.

Но утром рано, едва лишь открыв глаза, мы, чуть ли ни хором воскликнули: вопреки всем придуманным планам, рванём-ка на Манжуик, есть там такая гора — смотреть павильон архитектора-модерниста Людвига Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe). К Гауди он имеет ровно такое же отношение, как дворец снежной королевы к райским кущам. Сдержанные, будто закованные во льды полярного круга, эмоции, по-немецки основательные и минималистские, они нам показались достойными «права первой ночи».

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

14+

Яндекс.Метрика