1. Кваня — супергерой!

Кваня — супергерой!

 

— Ква-а! — потянулся лапками лягушонок, разминая косточки, — ква-а-а! — и замер, увидев что-то непонятное под кустом багульника.

Нечто, доселе невиданное в этих краях, огнём полыхало в лучах восходящего солнца.

Лягух разогнался со всех сил, и сиганул навстречу приключениям.

— О! Скакнулся лучший скок-прыжок в моей жизни! — лягушонок довольно прихлопнул в ладоши:

— Если так пойдёт, то на ежегодном Симптоне, на Дальнем болоте, я точно завоюю главный приз, — ухмыльнулся он.

— Награду обменяю на пять кучек вяленых комаров у старой Леонеллы. Она ж любит блескушки. Что поделаешь: старушка живёт мечтами о позапрошлом веке.

Отметим, что герой часто выбалтывал свои мысли. Он много времени проводил в саду, с цветами, и привык с ними беседовать.

На самом деле это всегда были монологи: ведь понимать речь деревьев и трав никто не умеет.

Но под багульником таилось что-то лучшее, чем симптонская спортивная награда.

Он присел на кочку, растопырил глаза, и тут же квакнул от восхищения. Расплылся в улыбке, а затем воскликнул:

— Ты кто?

Совсем рядом пряталось существо неземной красоты.

Два опала, бездонных как лесные озёра, спокойно взирали на доброго молодца.

— Может видение? — прошептал лягушонок. —Бывает же, когда в мухоморах напрыгаешься: мерещится всякое…

Кваня отпрыгнул в сторонку, крутанув в воздухе своё лучшее сальто-мортале. Он всегда прыгал, когда попадал в сложные ситуации. Приземлился и заглянул под раскидистый куст: видение не исчезло.

Неизвестная крошка оказалась чудо, как хороша. В тонком платьице изумрудного цвета с бисеринками-росинками по подолу. На грудке белела кружевной паутинкой манишка. Головку покрывала тонкая, как туман на весенних болотах, вуаль. Сверху обруч, а в нём, прямо на лбу, сверкал звездой кроваво-красный кристалл.

— Да что ж такая красотка делает в наших краях? — склонил голову набок герой.

И ещё разок лихо скакнул: дескать, знай наших! Теперь приземлился совсем рядом с красавицей. Пора знакомиться, отступать больше некуда. Собрал всё красноречие своего длиннющего языка:

— Кваня, — галантно представился, отвесив поклон.

Красавица опустила глаза: щёчки порозовели, а кристалл на короне прыснул радугой света.

Вот, значит, как: в молчанку играть? — наш лягух сквасил мордочку. — Не на тех напали!

Нахмурился, набрал в грудь больше воздуха и выпалил:

— Я живу вон за той большой кочкой, под плакучей берёзой. Потом обошёл гостью вокруг, и пояснил:

— Это наше болото.  А ты как тут очутилась?

Девица склонила голову, кристалл затрепетал как живой: того и гляди соскочит со лба. Из прекрасных глаз покатились крохотные слезинки-жемчужины.

 

Кваня-супергерой с принцессой под кустом

— Вот ещё, сырость разводить! — закусил губу лягушонок. — Итак болото кругом.

Тут он замер: не привык общаться с девчонками. Да и не видел прежде таких неженок.

— Ну ты что? Ты это, — лягушонок прочистил горло. — Ты не плачь! — он почесал лапкой затылок. Потом стукнул себя по лбу:
— Может ты хочешь кушать?

Крутанулся на пятках:

— Так я это запросто, — и предложил:

— Сейчас разом сгоняю к Леонелле за мормышем! — причмокнул от удовольствия, и пояснил:

— Он у неё знаешь, какой вкуснючий!

Но красавица только вздохнула, покачав в ответ головой:

— Нет, спасибо, — едва слышно промолвила, прикрыв глаза вуалью. — Я вовсе не голодна.

Ах, какой ангельский голосок! — вздрогнул мальчишка. Его родное болото тут же пустилось в пляс… или это лапки ослабли? Кочки заколыхались, и герой едва не грохнулся в воду. Вот был бы позор!

Шлёпнул лапами, что было силы, собрал волю в кулак. Издал боевой лягушачий клич:

— Синва-Корсинба!

Красотка испуганно распахнула глаза.

— Ты вот что, — Кваня умоляюще смотрел на незнакомку. — Ты сиди здесь и жди. Я придумал, что сейчас надо делать, — он попятился, и взмахнул лапкой:

— Я мигом!

И ускакал за берёзу.

 

А пока кавалер спасается бегством от мальчишечьей робости, расскажем о нём подробней.

Кваня родился на Синявинских болотах в окрестностях Санкт-Петербурга. Живёт с мамой и папой в домике под тростниковой крышей, возле ветвистой карликовой берёзы.

Он лягушонок-садовник в пятнадцатом поколении. Бабушки, дедушки и даже его родители возделывали полезные болотные травы, приманивали на них жучков-паучков, с которых осенью собирали урожай. Всё добытое закатывали в большие банки — чтобы кормиться холодной зимой.

Кваня первый в семье изменил традиции. На пригорке, где больше солнца, а поэтому сухо, возделывал цветочный садик. Обожал флоксы, даже вывел собственный сорт. И мечтал дебютировать с ним на фестивале «Сады и лягухи».

Родственники причитали:

— Ну что ты ж ты такой непрактичный! Выращивать нужно только еду и приманку для неё. А ты тратишь силы на всякую ерунду.

— Да кому нужны ваши мокрые водоросли? Их продают в любой продуктовой лавке, — отбрыкивается лягушонок. — Как у людей картошка с моркошкой, завались в любом супермаркете. А мушек всегда можно выменять у Леонеллы, — улыбался он гордо. — Она-то как раз без ума от цветов.

А вот теперь, при встрече с красавицей, его увлечение пришлось как нельзя кстати.

 

— Если уж даже старая черепаха обожает букеты, — Кваня пробежался меж грядок, — то девушке точно понравятся. — Он зажмурился от удовольствия, — ведь она сама, как чудесный цветок!

— Для моей принцессы всё надо делать красиво! — лягушонок взялся за садовые ножницы.

Собирал колосок к колоску. Розовые бутоны, цвета майского солнца, влюблённый сбрызнул каплями незабудок. А не добавить ли пионов? — прошептал задумчиво. — Пусть наслаждается ароматом, они лучше всяких духов.

— Колокольчики, ветреницы, купены, — лихорадочно заметался по грядкам, — брошу весь сад к её ногам!

Сердце так ликовало, что едва не выпрыгнуло из груди прямо в болото.

Но скоро приуныл, опустил обессилено лапки:

— Нет, так не пойдёт! Что ж я мечу всё подряд, без всякого смысла… Нужно собрать любовный букет!

Ошалевший от новых чувств лягушонок готовился, будто он наследный принц, который собирается отвоевать целое королевство. Ну, может и не королевство, но принцессу-лягушку — точно!

 

Долго ещё составлял Кваня букет. Не понесёшь же невесте ободранный веник! Солнце клонилось к закату, когда отыскалась атласная ленточка — последний, завершающий штрих.

Теперь пулей назад, в густые прибрежные заросли — кратким путём к раскидистому багульнику.

 

А там героя встретила… пустота.

— Где ж ты, краса ненаглядная? — отчаянный вопль спугнул стаю болотных уток.

Упал на колени. Смахнул лапкой скупую слезу. И тут заметил: чуть в сторонке, на располовиненном, как разбитое сердце, листе кувшинки, сверкает красный кристалл. Рядом лежала зелёная стрела...
 

— Увели девушку со двора, — вздохнул тяжко Кваня и поднял находки.

Стрелку засунул в карман: авось пригодится, — поскрёб лапкой лоб, — охотиться на улиток. Или отбивать от щук лягушачьих мальков.

Повертел камень в руках. Примерил на лоб, как носила исчезнувшая возлюбленная. И получил удар — будто кто-то сильно клюнул по темечку. Голова запульсировала, раздулась и наполнилась посторонними звуками:

— Осторожней, пожалуйста, не ломай наших веток, — шелестели старые ивы.

— Ох, как тяжело, — прошуршал куст клюквы, — очень уж большой нынче ягодный урожай.

Щуки раздвинули камыши:

— Поплыли на Ладогу! — разевают беззубые рты, — а потом на море рванём.

— Вы все разговариваете?! — Кваня ошалело завертел головой. — А почему раньше молчали?

Тут Кваня заинтересовался чудесами ещё больше:

— Интересно, такое теперь везде? — и прыгнул. Он же всегда прыгал, когда не понимал, что делать.

Приземлился на окраине леса, где прежде никогда не бывал. Справа дорога с гружёными самосвалами, слева навалены кучи земли.

— Что происходит! — отчаянно закричал лягушонок.

Кристалл, будто в ответ, мигнул в его цепких лапках.

— Так это твои проделки? — уставился он на камень.

Тот опять отозвался, вспыхнув, как радуга, яркими искрами.

— Вот так дела! — воскликнул снова, и забеспокоился, — как же я теперь попаду домой?

Тут задёргался наконечник зелёной стрелы. Покрутился, как стрелка на компасе, пару раз вздрогнул, и замер.

Кваня приложил ко лбу камень, снова скакнул. И сразу оказался на грядке со своими флоксами.

 

Так нежданно-негаданно наш лягушонок стал супергероем. Красный кристалл наделил его сверхъестественной силой: одним махом преодолевать километры, и понимать голоса живых существ. Неслабый дар, как вы полагаете?

Незнакомка исчезла, но ведь магические вещи способны отыскать всё, что угодно…

 

Красный кристалл и зелёная стрела, и роза

 

Художник: Евгений Свердлов

 

...

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

Дистанционное (удалённое) ландшафтное проектирование

14+

Яндекс.Метрика